Центры влияния: как и почему Верховная рада обязала УПЦ Московского патриархата сменить название

0

Центры влияния: как и почему Верховная рада обязала УПЦ Московского патриархата сменить название

Спикер парламента Андрей Парубий (Виталий Носач, РБК-Украина)

Народные депутаты приняли закон, которым обязали Украинскую православную церковь (Московского патриархата) указать в своем названии, что она – часть Русской православной церкви (РПЦ). Из закона следует, что в течение следующих четырех месяцев УПЦ (МП) должна зарегистрировать новое название в Минюсте. Но в Украинской православной церкви (МП) назвали решение парламента “неконституционным” и попросили президента Петра Порошенко ветировать документ. Почему депутаты решили переименовать УПЦ (МП) – в материале РБК-Украина.Верховная рада в четверг, 20 декабря, обязала Украинскую православную церковь (Московского патриархата), находящуюся в каноническом единстве с Русской православной церковью (РПЦ), изменить название, указав в нем свою принадлежность к РПЦ.Несмотря на большое количество верующих УПЦ (МП), собравшихся на молебен у стен Рады, народные депутаты 240 голосами поддержали документ о переименовании. Парламент внес изменения в закон о свободе совести и религиозных организациях. Депутаты добавили пункт о названии религиозных организаций, которые входят в структуру или являются частью религиозной организации, руководящий центр которой находится в государстве, которое признано агрессором против Украины.В самом законе Украинская православная церковь (Московского патриархата) не упоминается, но, по сути, подразумевается, что речь идет именно о ней. Церковь-мать УПЦ (МП) расположена в Российской Федерации, которая – единственное государство, обозначенное в украинском законодательстве как агрессор, а потому этот закон носит адресный характер.”Если государство в украинском законодательстве определено как агрессор, и в Украине есть церковь, которая подчиняется церковной организации с руководящим центром в этом государстве-агрессоре, то такая церковь обязана в своем названии отразить полное название той церкви, где находится ее руководящий центр”, – объяснил РБК-Украина один из авторов законопроекта Александр Бригинец (БПП).Иными словами, УПЦ (МП) должна в свое полное официальное название добавить название церкви-матери – Русской православной церкви. Следуя этой формулировке, один из возможных вариантов переименования для УПЦ (МП) – Русская православная церковь в Украине.В течение четырех месяцев после вступления в силу этого закона УПЦ (МП) должна перерегистрировать в Министерстве юстиции свой устав с указанием нового названия. Если же она этого не сделает, по истечению четырехмесячного срока ее официальное название, прописанное в уставе, утратит силу.В УПЦ (МП) назвали решение Верховной рады “неконституционным” и просят президента Петра Порошенко наложить вето на проголосованный документ.”Принятый сегодня законопроект №5309 нарушает право на свободу вероисповедания и дискриминирует по религиозному признаку миллионы верующих граждан Украины, которые принадлежат к Украинской православной церкви, а также не соответствует Конституции Украины, Общей декларации прав человека и Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод”, – отреагировали в УПЦ (МП). Принуждение к смене названия здесь расценивают как “вмешательство в ее деятельность, что может привести к непредсказуемым последствиям в обществе”.Законопроект о переименовании пылился в парламенте более двух лет. Депутаты и священнослужители вспомнили о документе после создания в Украине новой православной церкви, которая в начале января должна получить томос об автокефалии от Константинопольского патриархата. Группа депутатов из фракций БПП, “Народного фронта”, “Батькивщины” и “Самопомочи” предложила переименовать церковные организации с центром в стране-агрессоре еще в октябре 2016 года.Из пояснительной записки к законопроекту следует, что цель этих изменений – “обеспечение государственной безопасности и суверенитета Украины”, а также “обеспечение общества полной и достоверной информации”.Авторский коллектив в пояснительной записке отмечает, что действие в Украине религиозных организаций с центрами в стране-агрессоре создает “потенциальный риск”, учитывая “существенное влияние” религиозного фактора на формирование общественного мнения.”Существует прямая угроза распространения деструктивной пропаганды с использованием религиозного фактора со стороны государства-агрессора, что несет реальные последствия для национальных интересов, территориальной целостности и национальной безопасности Украины”, – указано в пояснительной записке.По словам Бригинца, единственное ограничение для церкви с центром в стране-агрессоре, предусмотренное этим документом – запрет для ее священнослужителей находиться в украинских военных частях и в зоне боевых действий.”Это связано не с религией, а с безопасностью. Если это церковь, которая здесь представляет страну-оккупанта, то вряд ли целесообразно их священникам бывать на фронте, в военных подразделениях. При этом, возможно, влиять на них какими-либо тезисами, возможно, записывать какие-либо данные и передавать ее другой стороне”, – пояснил изданию народный депутат.Законопроект нарвался на острую критику не только со стороны священников УПЦ (МП), но и ее прихожан и сторонников. Принятие документа в предыдущие годы могло стать для Верховной рады “двойной сплошной”, от которой там решили на некоторое время отойти в сторону.Но когда вопрос украинской автокефалии вышел на финишную прямую, дискуссия о переименовании Украинской православной церкви (МП) обрела новые черты. В бывшей Украинской православной церкви (Киевского патриархата) настаивали, что после создания украинской поместной православной церкви это название – УПЦ – сможет иметь только одна из церковных конфессий. И поэтому УПЦ (МП), которая как в собственном уставе, так и в реестре Минюста значится “Украинской православной церковью” без каких-либо оговорок, должна сменить название.После Объединительного собора 15 декабря спикер парламента Андрей Парубий и депутаты из коалиции призвали парламент поддержать два церковных законопроекта.Еще один документ, который также касается непосредственно деятельности УПЦ (МП), может быть принят уже в следующем году. Речь идет о законопроекте №4128 “О внесении изменений в закон “О свободе совести и религиозных организациях”. Этот проект детализирует процедуру перехода религиозных общин – приходов из одной церкви в другую.В частности, согласно этому документу, приходы могут переходить в другую церковь путем изменения или перерегистрации устава религиозной организации, за что должно проголосовать простое большинство членов религиозной общины.Этими изменениями парламентарии могут ускорить присоединение приходов УПЦ (МП) к новой церкви. Но поскольку на заседании 20 декабря – в последний работоспособный пленарный день в этом году – депутаты не успели внести его в повестку и рассмотреть в зале, урегулировать процедуру переходов Рада попытается уже после Нового года.Категорическую позицию по поводу обоих церковных законопроектов занял “Оппозицонный блок” и “Оппозиционная платформа – За життя”, которые, в отличие от других политических сил, поддерживают УПЦ (МП). Фракция “Оппоблок” проголосовала против переименования Украинской православной церкви (МП).”Это абсолютно дискриминационный законопроект, которым Верховная рада насильственным путем хочет решать, какое название должна иметь наша церковь, – сказал РБК-Украина глава фракции ОБ Вадим Новинский. – Наша церковь – Украинская православная церковь, церковь украинского народа. Там служат священники-украинцы и молятся украинцы. Другого названия у нее быть не может. Ее центр и руководство находятся в Киеве, согласно уставу, и никаких других центров у нее нет – ни административных, ни финансовых. Этот религиозный вопрос Порошенко сделал элементом своей предвыборной кампании. И он не понимает, что он играет с огнем здесь”.Исходя из устава РПЦ, Украинская православная церковь (МП) является самоуправляемой с правами широкой автономии, а центр ее управления действительно – Киев. Однако упоминание о центре в Киеве появилось всего лишь год назад. В ответ на просьбу предстоятеля УПЦ (МП) митрополита Онуфрия подчеркнуть особый статус церкви в уставе РПЦ Архиерейский Собор Русской православной церкви 30 ноября 2017 года внес ряд поправок, в том числе определив Киев центром управления УПЦ (МП). Эксперты-религиоведы тогда поясняли, что цель этой формальности – попытка вывести УПЦ (МП) из-под критериев закона о ''церкви с центром в стране-агрессоре”.Впрочем, по словам Александра Бригинца, в законе перечислено несколько критериев религиозной организацией, которая является частью церкви с руководящим центром в стране-агрессоре, и УПЦ (МП) в эти критерии вписывается. По его словам, достаточно наличие даже одного из критериев.Первый критерий – в уставе украинской церковной организации есть указание о подчинении церкви с центром в России, в данном случае – РПЦ. Второй – в уставе церкви с руководящим центром в России прописано подчинение ей украинской церковной организации. Третий – когда представители украинской церковной организации входят в состав руководящих органов церкви с центром в России, в данном случае – в синод РПЦ. Митрополит Онуфрий является одним из постоянных членов синода РПЦ.”У УПЦ (МП) есть два способы избежать переименования, – пояснил Бригинец. – Первый – РПЦ начнет называться УПЦ. То есть, если Русская церковь переименует себя в Украинскую, соответственно, церковь в Украине будет называться Украинской православной церковью. Второй вариант предполагает внесение изменений в устав РПЦ, которым они дают полную независимость УПЦ (МП). Но они вряд ли на такое пойдут”.Принятие закона о переименовании УПЦ (Московского патриархата) завершилось спорами, криками и дракой. “Не беснуйтеся, потому что мне придется вас перекрестить просто… Выгнать беса из зала. Закон принят. Я это объявил публично”, – заявил спикер Парубий после того, как возле трибуны начались потасовки между парламентариями.Но поводом для драки стала не церковь, а Виктор Медведчук. “Фронтовик” и экс-комбат Юрий Береза набросился на члена фракции “Оппозиционный блок” (и одновременно партии “За життя”) Нестора Шуфрича, когда тот сорвал с парламентской трибуны плакат с надписью: “Агента Путина Медведчука – под суд!”.Параллельно досталось и Юрию Бойко, который подбежал на помощь к Шуфричу в момент начала драки. В итоге в потасовку ввязались около двух десятков депутатов. Случившееся Юрий Бойко списал на агрессию и “совершенно дикую обстановку”, которую в парламенте создают “церковные, языковые и другие законы”.
источник: www.rbc.ua

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here